Dessadecor-nn.ru

Журнал Dessadecor-NN
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что может пойти под откос

Руководитель одного из омских благотворительных фондов оказался в центре скандала

Полиция заинтересовалась деятельностью Вики Марчевской. Её подозревают в небескорыстной помощи сиротам-инвалидам, оставшимся без регистрации и жилья. Что смутило стражей порядка и как после огласки этого дела начала меняться жизнь её подопечных? Наш материал

Прошлой осенью Кирилл Стрельников покинул стены Андреевского психоневрологического интерната. Родная бабушка не захотела делить с внуком хлеб. Ему пришлось скитаться по заброшенным дачам.

Кирилл Стрельников, бывший воспитанник Андреевского психоневрологического интерната
«Потому что я писал заявление на бабушку и поехал к бабушке жить. В течение двух дней побыл у нее, и она выкинула меня».

Без гроша в кармане Кирилл узнал про Вику Марчевскую. С общественницей его познакомила подруга по интернату. Та его приютила. В доме вместе с Кириллом прописаны еще 7 инвалидов сирот. Соседка Аня сбежала от приемных родителей в одних кроссовках.

Аня Лопатина, бывшая воспитанница Андреевского психоневрологического интерната
«Пенсию они получали, но я ее совсем не видела. Работала, а деньги у меня забирали.»

Попавшей в беду девочке помогла все та же Вика Марчевская. Её благотворительный фонд опекает 28 инвалидов-сирот. Все соврешеннолетние. И все имеют очень сложные судьбы, но не имеют главного – собственного жилья. А без прописки сирот не могут прикрепиться к поликлинике, получить образование. Решить эту проблему ребятам как раз и помог фонд Вики.

Вика Марчевская, организатор благотворительного фонда

«Мы реализуем проект «Сопровождаемое жилье» Что это такое? За счет партнеров фонда первые три месяца снимаем жилье, а потом ребята на свою пенсию живут самостоятельно. Но курируют наши специалисты.»

Сейчас ребята учатся в вечерней школе и хотят получить профессию. Но все планы могут пойти под откос. Полиция заподозрила Вику Марчевскую в фиктивной регистрации своих подопечных. За это она может даже лишиться свободы.

И всё из-за того, что спасенные ею инвалиды – сироты по факту в ее доме только прописаны. А живут они в съемных квартирах. За которые сами же и платят. Но как оказалось, закон это совсем не приветствует

Дмитрий Баянов, юрист
«Исходя из той формулировки статьи, которая есть, привлечение к ответственности возможно. Достаточно регистрации лица по адресу, где он фактически не проживает, если это обстоятельство устанавливается, то основание для применения такой статьи существует автоматически.»

Сейчас полиция во всю проводит проверку. Тем временем Вика и ее подопечные просят у всех защиты. Даже обратились к уполномомченному по правам человеку. После того, как эта история получила огласку, региональное минобразование пошло им навстречу. По информации пресс-службы ведомства, всем подопечным фонда предложили регистрацию в адаптивной школе-интернате №16. Между тем, полиция от комментариев пока отказывается. Подчеркивая, что по данному делу проводится проверка.

Что может пойти под откос

«Ролекс» по цене квартиры: дочь Александра Серова пришла на премьеру в часах за 4,5 миллиона

Мишель Серова рассказала kp.ru о материнстве, здоровье отца и «главной леди» в его жизни

Александр Серов: Больше не женюсь — я слишком разочарован в женщинах

Музыкант, покоривший сердца миллионов поклонниц, отмечает 65-летие

«Всосала в пробирку»: любовница родила дочь от Серова

Поэтесса долгие годы хранила тайну своих отношений с музыкантом

Бил по голове и сломал нос: жена открыла правду о жизни с Серовым

Отношения в семье стали портиться из-за измен артиста

ДНК-тест раскрыл правду о внебрачной дочери Александра Серова

Артист спустя 30 лет решился на экспертизу

«Первое, что я ощутила — это страшный удар в голову. А потом второй, третий…»: бывшая жена Александра Серова рассказала о жизни со звездой

Елена Стебнева, наконец, прервала молчание и рассказала о побоях и унижениях от суперзвезды советской эстрады

Александр Серов: Это сегодня ты крутой, а завтра все может пойти под откос

В день рождения и накануне большого сольного концерта артист поговорил с «Комсомолкой» о славе, вседозволенности и личной жизни

Жена Александра Серова Елена: «Я ушла от Серова не к другому мужчине. Я ушла от Серова в никуда!»

Новость о том, что любимец публики Александр Серов развелся с женой, с которой прожил в браке 19 лет, до глубины души зацепила поклонников певца

Александр Серов: Жена разорила меня на три миллиона долларов!

Певец не скрывает, что после развода переживает не лучшие времена

Александр Серов: «Я сейчас очень несчастный человек — со мной развелась жена»

Известный певец побывал в минской редакции «Комсомолки», где ответил на вопросы читателей

Александр Серов: «Украденными у меня деньгами я за что-то расплачиваюсь перед жизнью. »

Певец надеется, что 450 тысяч рублей все-таки вернут

Александр Серов: Любовь для меня стала лотереей!

24 марта знаменитому певцу исполняется 55

Александр Серов увлекся саксофоном

Сегодня популярному певцу — 50

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Хабаровская редакция «Комсомольская правда», 680000 г.Хабаровск, Уссурийский бульвар, 9А, 4 этаж. Телефоны: 8 (4212) 782-603 (редакция), 8 (4212) 782-602 (служба рекламы), 8 (4212) 782-602 (служба продвижения и распространения), доб. 131

Москвич

В «Немцах» оппозиционер идет работать в мэрию. Казалось бы, что может пойти не так?

  • Facebook
  • VK
  • Twitter

Роман Александра Терехова «Немцы» вышел в 2012 году, в его основу лег опыт работы писателя директором пресс-центра Западного административного округа Москвы.

Читать еще:  Дверные откосы под покраску

Заглавие получило в книге буквальное воплощение — негодяи-чиновники из столичной администрации были награждены немецкими фамилиями вроде Эрбергард, Хассо и Фриц. Терехов получил за «Немцев» «Нацбест», а сам роман был признан критиками важным документом эпохи. С той поры Терехов стал сценаристом «Матильды» и «Дылды», а его книги легли в основу уже двух сериалов, для которых, правда, были основательно переработаны. Недавно вышел «Волк» по мотивам «Каменного моста», теперь на новом стриминговом сервисе Kion показали «Немцев», которые тоже имеют довольно опосредованное отношение к книге.

Действие перенесено в вымышленный городок Ворошиловск. Здесь работает журналист-разоблачитель Антон Эбергард (Евгений Коряковский) — локальная звезда и гроза коррупционеров. Только что у Эбергарда вышла книга «Казнокрад», и тут же его жизнь ускорила свое движение под откос. Книга не продается, на пороге все чаще появляются бритоголовые коллекторы, требующие выплату кредита по ипотеке. Дочка Эрна (Анна Завтур) мало того, что трудный подросток, так еще и путается с местными зелеными. Начальник (Владимир Селезнев) отказывается публиковать новое расследование, устав от судебных исков. Эбергард придумывает парадоксальный выход из положения: устраивается пресс-секретарем в мэрию, предав попутно близкого друга — честного мента Пашутина (Антон Васильев). Прекрасно зная подноготную руководства Ворошиловска, Антон делает карьеру настолько стремительно, что кажется, будто в его помыслах есть что-то поопаснее жажды наживы.

Индустриальный антураж русской провинции, заводские трубы, зловеще и настырно чадящие на заднем плане — «Немцы» сразу предлагают зрителю не то чтобы приятную, но, безусловно, цельную неоготическую атмосферу. Глупо обвинять создателей сериала в том, что они перенесли действие из Москвы в глубинку со страху — ретро про лужковские времена сегодня вряд ли было бы кому-то всерьез интересно. Десятисерийные «Немцы» в итоге получились своеобразным парафразом на тему «Левиафана» Андрея Звягинцева — по-прежнему главного фильма о невозможности русской жизни. Однако там, где «Левиафан» тонул в вязкой экзистенции, «Немцы» предлагают остросюжетный триллер почти в духе «Во все тяжкие».

Персонажи здесь узнаваемо неприятные и потому совершенно живые — прежде всего это касается, конечно, Эбергарда—Коряковского, от ужимок которого буквально глаз не оторвать. Разговаривают здесь живым матерным языком, отдельные реплики хочется разбирать на цитаты: «Я в этой лодочке плыву за деньги, а ты — за [хрен] собачий. Паш, ты кореец? — Я белорус». От прозы Терехова здесь осталось, пожалуй, главное: ощущение, что лучшие сюжеты в современной России те, в которых нет правых, виноватых и вообще «настоящих героев». Необходимая мера авторской растерянности и безжалостности рождает в кадре нужный уровень напряжения, которого совсем чуть-чуть не хватает на все десять серий. С другой стороны, от затянутости страдают и сериалы, скажем, Netflix , так что серьезной претензией ее считать не стоит.

В некотором смысле «Немцы» продолжают не только линию недавнего «Полета» от ТНТ, но и новый тренд на вампирское кино — на днях в этом жанре выйдет еще и «Пищеблок» по роману Алексея Иванова. Бутафорские клыки здесь даже ни к чему — достаточно мутного неба, сизого от токсинов воздуха и характерных аппаратных физиономий. С одной стороны, особого оптимизма все это не вселяет, но с другой — назвать проблему часто значит хотя бы подступиться к ее решению. С этой задачей «Немцы» справляются не только успешно, но и довольно увлекательно.

«Байден проявляет прагматизм»

Томас Грэм о том, почему администрация Байдена заинтересована в стабильности американо-российских отношений и о том, что может эту стабильность нарушить

Американские эксперты продолжают анализировать результаты встречи в Женеве президентов США и России и дальнейшие перспективы американо-российских отношений. Одну из наиболее положительных оценок встречи Джо Байдена и Владимира Путина дал бывший советник президента Джорджа Буша-младшего, а ныне управляющий директор фирмы Kissinger Associates Томас Грэм ( Thomas Graham).

В своей колонке на сайте Совета по международным отношениям Грэм, в частности, указывает на выпущенное после саммита Байдена и Путина совместное заявление, в котором они подтвердили приверженность принципу, озвученному в Женеве 36 лет назад президентами Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым: «в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана».

С Томасом Грэмом беседовал по Скайпу Михаил Гуткин.

Михаил Гуткин: Ваша оценка саммита Байдена и Путина весьма положительна. Что дает Вам основания для оптимизма?

Томас Грэм: Во-первых, американо-российские отношения сейчас на таком низком уровне, что трудно представить себе их дальнейшее ухудшение без того, чтобы не перейти к открытому конфликту. Но этого, я думаю, ни одна из сторон не желает. Поэтому можно сказать, что планка для первой встречи президентов Байдена и Путина была достаточно низкой.

Я считаю, что Байден достиг тех целей, которые он поставил перед собой: он хотел обозначить возможные сферы сотрудничества между двумя странами; он хотел твердо очертить те сферы, в которых существуют разногласия, и провести «американские красные линии». Он также хотел подчеркнуть, что вопросы прав человека остаются в американской повестке. И все это ему удалось сделать в Женеве на встрече с Путиным.

В то же время президент Байден понимает, что США и Россия должны вести последовательный диалог по целому ряду вопросов, касающихся как возможных сфер сотрудничества, так и сфер соперничества, если мы хотим более стабильных и уравновешенных отношений с Россией.

Так что, если оценивать саммит по тем целям, которые были поставлены, то я думаю, Байден добился успеха. В то же время отношения остаются очень напряженными и конфронтационными. Однако траектория этих отношений сегодня менее опасна, чем это было еще несколько недель назад. И это положительный момент. Означает ли это, что я оптимист? Возможно. Но нужно дождаться дальнейшего развития событий.

Читать еще:  Дверные откосы для металлической двери

МГ: Накануне Россия заявила о готовности работать вместе с США над поиском киберпреступников. По словам Александра Бортникова, возглавляемое им ФСБ будет работать в рамках договоренностей Путина и Байдена, достигнутых на саммите в Женеве. Однако борьба с киберпреступностью – один из наиболее сложных аспектов американо-российских отношений. Насколько реальным и действенным может быть сотрудничество в этой области?

ТГ: Действительно, киберпреступность – один из наиболее чувствительных аспектов американо-российских отношений. Киберпространство стало одним из неотъемлемых элементов современного общества. Жизнедеятельность многих систем в нашей стране зависит от доступа в киберпространство. Но эта сфера стала весьма уязвимой, особенно в США, потому что мы создавали наши сети, руководствуясь легкостью доступа к ним, а не их безопасностью…

Для успешного сотрудничества в этой области необходим определенный уровень доверия. Нужна способность отслеживать местонахождение и деятельность киберпреступников.

Заявление [Бортникова] создает основу для дальнейших контактов между представителями наших стран. Однако на разработку конкретных шагов и достижение уверенности в добросовестности сторон уйдет время. Одним из свидетельств доброй воли со стороны России стало бы снижение числа кибератак с целью вымогательства, направленных против американских целей, наподобие тех, что имели место в последние недели. Напомню, что накануне саммита администрация Байдена весьма осторожно утверждала, что эти атаки были осуществлены лицами, находящимися в России, но не действовавших от имени или с ведома государства. Проведенное различие между государством и киберпреступниками сформировало пространство для работоспособного соглашения в этой сфере. Но теперь мы должны посмотреть, будут ли дальнейшие кибератаки, и если да, то готово ли российское правительство заблокировать сайты киберпреступников и помочь США и жертвам этих атак вернуть выкуп, который возможно был выплачен.

МГ: Вы упомянули отсутствие доверия. Это важный фактор не только в борьбе с киберпреступностью, но и в американо-российских отношениях в целом. В США президент Путин, похоже, потерял доверие многих политиков и экспертов, что называется, на перманентной основе. Некоторые подвергали сомнению саму необходимость этого саммита в Женеве. Что вы об этом думаете? Могут ли США доверять Путину и, если нет, нужно ли все равно с ним общаться и взаимодействовать?

ТГ: Помните, президент Рейган говорил «доверяй, но проверяй»? [Бывший госсекретарь] Джордж Шульц вывел эту формулу на следующий уровень: он говорил, что отношения между соперниками строятся не на доверии, а на способности сторон верифицировать выполнение договоренностей.

Поэтому мы вступаем в соглашения с русскими на основе четкой системы проверок и мониторинга их исполнения. И если мы убедимся, что Россия действительно выполняет свои обязательства, тогда мы сделаем следующий шаг. Соглашения на основе функционирующей системы проверок могут способствовать появлению доверия – прежде всего, к вашей собственной системе проверок и мониторинга, что очень важно – но также и доверия к противоположной стороне. Это может позволить перейти к договоренностям в более чувствительных сферах.

Никто из американских официальных лиц, включая президента, не откажется от механизмов верификации и не пойдет на заключение соглашения на основе лишь доверия к российскому лидеру. В действительности это относится и к большинству других стран. Поэтому механизмы верификации будут крайне важными в наших переговорах по контролю над вооружениями, стратегической стабильности, борьбе с киберпреступностью. То, как будет осуществляться проверка соглашений, будет определять политику США и то, как далеко мы сможем продвинуть наши отношения в позитивном ключе.

МГ: Некоторые эксперты полагают, что на саммите в Женеве стороны согласились разделить те вопросы, по которым сотрудничество возможно, от тех, по которым у США и России «ценностные разногласия». Вы согласны с такой оценкой?

ТГ: Я думаю, в действительности разделить эти вещи очень сложно. Американцы любят говорить о компартментализации, когда можно обсуждать конкретный вопрос, как будто он существует вне более широкого политического контекста. Но для русских этот более широкий политический контекст очень важен, и они стремятся поместить ключевые вопросы в более широкий контекст двусторонних отношений.

Это не означает, что мы не сможем отделить вопросы контроля над вооружениями, например, от правозащитной тематики или ситуации в Украине. В то же время, неправильно думать, что наши действия по этим направлениям не повлияют на то, как русские подходят к переговорам с нами. Это значительно усложняет переговорный процесс даже при наличии предпосылок для достижения соглашения. Я не говорю сейчас о жесткой привязке, но на мой взгляд, в реальном мире всегда существует мягкая привязка, непрямая зависимость одного направления переговоров от других. Поэтому мы должны понимать, что наши действия в одной сфере могут повлиять на подход к переговорам по другим вопросам.

МГ: Вы упомянули сейчас «реальный мир». Вас считают ведущим представителем «реалистов» в американской внешнеполитической мысли. А как Вы думаете, президент Байден оказался «реалистом»?

ТГ: Я думаю, что Джо Байден – прагматик. Является ли он «реалистом» в теоретическом смысле, это другой вопрос. Он видит определенный набор проблем, которые он хочет каким-то образом решить. Он хочет стабилизировать отношения с Россией, сделать их более предсказуемыми.

Риторически он будет продолжать продвигать американскую правозащитную повестку. Но если мы посмотрим на действия администрации Байдена в преддверии саммита, становится понятно, что она смягчала некоторые удары с целью создания подобающей атмосферы вокруг саммита и достижения целей, поставленных президентом. Так, они не стали объявлять о новых санкциях, связанных с применением химического оружия против Навального, и вообще отказались от некоторых санкций по «Северному потоку-2».

Читать еще:  Применение георешеток при укреплении откосов

Я думаю, что Байден будет и впредь проявлять прагматизм в отношениях с Россией. Будет также интересно проследить, насколько активно будет вовлечен президент в отношения с Москвой. Одна из причин того, что президент хочет стабилизировать отношения с Россией, – наличие в его повестке других вопросов, которые для него более приоритетны: внутриполитические проблемы США, экономика, неравенство, пандемия коронавируса, то, что президент называет «системным расизмом», и так далее. Во внешней политике главным стратегическим вызовом является Китай. Приоритетным также остается восстановление отношений с нашими союзниками.

Если вы посмотрите на разработанную администрацией Байдена стратегию по обеспечению национальной безопасности, Россия там упоминается далеко не на первом месте. Вырисовывается такой подход: давайте стабилизируем отношения с Россией; эти отношения не должны стать настолько проблематичными, что они будут отвлекать нас от решения более насущных долгосрочных стратегических проблем, как внутренних, так и внешних. Предсказуемые отношения с Россией позволят направить нашу энергию на решение более приоритетных вопросов.

МГ: Думаете ли Вы, что администрация Байдена прислушивается к предостережениям Генри Киссинджера и некоторых других экспертов о том, что США не следует находится в состоянии конфронтации с Россией и Китаем одновременно?

ТГ: Мы начинаем видеть признаки такого подхода, и это еще одно свидетельство прагматизма администрации Байдена. Мы довольно много говорим о вызовах со стороны России или Китая, но мало говорим о вызове, который может представлять для США стратегический союз Китая и России.

Мне кажется, администрация Байдена начинает постепенно понимать, что китайско-российский союз может представлять большую угрозу, чем эти страны по отдельности. Администрация также понимает, что мы не в состоянии поссорить Россию и Китай (у этих стран есть объективные причины для поддержания добрососедских отношений), но мы можем воздержаться от шагов, которые подтолкнут Россию еще дальше в китайские объятия. Встреча в Женеве, среди прочего, была направлена на то, чтобы продемонстрировать президенту Путину, что у России есть и другие опции, помимо союза с Китаем. В администрации Байдена понимают, что Россия задумывается над тем, как сохранить свою стратегическую автономию в мире, где доминирующим становится соперничество США и Китая. Каково будет место России в таком двуполярном мире? Представляется, что Россия может в значительной мере потерять свою автономность и независимость, и в Москве этого не хотят. Если США продемонстрируют готовность протянуть руку России, это будет сигналом того, что эксклюзивный союз с Пекином не является единственным выходом для Москвы. Конечно, Россия не станет союзником США. Но если администрации Байдена удастся замедлить то стремительное сближение России и Китая, которое мы наблюдаем в последние годы, это будет в американских интересах.

МГ: Такой подход в то время, как президент Путин ужесточает меры против гражданского общества и независимых СМИ, может вызвать критику со стороны правозащитного сообщества. Насколько такая критика будет обоснована?

ТГ: Такая критика может быть обоснована с точки зрения правозащитников. Вопрос в том, каких действий со стороны американской администрации они хотели бы увидеть?

С моей точки зрения, главным принципом в вопросе прав человека в России должно быть «не навреди». Иными словами, наши действия не должны привести к ухудшению ситуации с правами человека и не должны подталкивать Кремль к более репрессивным мерам внутри страны. Можно утверждать, что снижение напряженности в американо-российских отношениях ведет к смягчению давления на гражданское общество в самой России. Мы видим такие примеры в истории. По сути, снижая напряженность во внешней политике, мы способствуем расширению политического пространства внутри России.

С другой стороны, слишком громкая поддержка критиков Кремля и оказание им финансовой или иной материальной поддержки, ведет к закручиванию гаек, чего мы хотели бы избежать. Это сложная проблема для любой администрации, потому что продвижение демократии лежит в основе американской внешней политики в течение нескольких поколений. У нас есть ценности, которые мы должны артикулировать на мировой арене. Но мы также должны реалистично оценивать нашу способность добиваться позитивных перемен в России, и отдавать себе отчет, когда наши действия могут привести к негативным последствиям. Повторю, что это непростая дилемма для любой администрации.

МГ: Не хотел заканчивать нашу беседу на пессимистичной ноте, но не могу не спросить: может ли это наметившееся осторожное сближение США и России пойти под откос? И если да, то что может стать причиной?

ТГ: В реальном мире все может пойти под откос! Тут может быть целая серия обстоятельств. Многое будет зависеть от вызовов, с которыми могут столкнуться наши страны в течение следующих нескольких месяцев. Например, что-то может произойти в Украине, что может привести к открытому конфликту между Россией и Украиной. Такое развитие событий вызовет серьезный стресс в американо-российских отношениях. Инцидент в киберпространстве может привести к кризису. В киберпространстве особенно важной является способность правильно определить противника, так как возможны операции «под чужим флагом», когда некая сторона может попытаться сымитировать действия другой стороны в попытке вызвать раздор в международных отношениях. Может случиться непредвиденный экономический кризис. Список вызовов, которые могут отвлечь нас от диалога, необходимого для поддержания стабильных американо-российских отношений, можно продолжить.

Либо могут возникнуть обстоятельства, когда одна из сторон придет к выводу, что другая сторона лишь пользуется видимым сближением и действует недобросовестно, пытаясь получить стратегическое преимущество. Американо-российские отношения всегда требовали особого внимания, не обязательно со стороны президента, но со стороны представителей достаточно высокого уровня. Стабильность этих отношений необходимо активно поддерживать. Это непреложный факт, который необходимо учитывать.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector